МЕДОВЫЙ СПАС.

 

14 августа — первый Спас, Спас медовый, Спас на воде. Это — первый из трех августовских праздников, посвященный Спасителю, Иисусу Христу. Полное церковное название первого Спаса — ‘Происхождением честных древ честного и животворящего Креста Господня’. В старинном греческом Часослове возникновение этого праздника объясняется так: из-за летней жары в августе Константинополь страдал от распространения различных болезней; поэтому издревле установился обычай выносить из храма святой Софии для освящения города и предотвращения эпидемий частицу креста, на котором был распят Иисус. Видимо, изначально праздник назывался не ‘происхождение’, а ‘предысхождение’, то есть вынос.

В русских православных деревнях первый Спас справляли без особой пышности — в эту пору крестьянину не до гуляний: нужно и косить, и пахать, и сеять; ‘август — каторга’, говорится в пословице. Но целый ряд традиций соблюдался. С 14 августа начинали собирать мак. Устанавливался строгий двухнедельный Успенский пост. Устраивали так называемые ‘сиротские и вдовьи помочи’, когда всем миром помогали самым бедным и слабым жителям деревни. Многого за работу не спрашивали, трудились ‘за угощение’, а то и сами приносили на вдовий двор всяких припасов:

Ты — за себя, мы — за тебя,
а Христов Спас — за всех за нас!

Назывался первый Спас еще и медовым, и вот почему. Считалось, что с этого дня пчелы перестают носить медовую взятку с цветов. Строгие блюстители народных обычаев только с первого Спаса начинали есть мед, освятив его предварительно в церкви. А вечером обступала пасеку толпа ребят и подростков с чашками, а то и просто с сорванными поблизости листьями лопуха. Приходили они получить свою ‘ребячью долю’, зная, что не обнесут, не обделят их в медовый праздник ни на одном пчельнике. Недаром говорится: ‘Первый Спас — лакомка’.

Дай, Господи, хозяину многие лета,
Многие лета — долгие годы!
Дай долго жить, Спаса не гневить,
Спаса не гневить, Божьих пчел водить,
Божьих пчел водить, ярый воск топить —
Богу на свечку, хозяину на прибыль,
Дому на приращение,
Малым детушкам на угощение!
Дай, Господи, хозяину отца-мать кормить,
Отца-мать кормить, малых детушек растить,
Уму-разуму учить!
Дай, Господи, хозяину со своей хозяюшкой
Сладко есть, сладко пить,
А и того слаще на белом свете жить!
Дай, Господи, хозяину многие лета!

Кроме того, 14 августа повсеместно совершались крестные ходы к воде — ведь Спас-то этот ‘на водах’! Конечно, с особой торжественностью действо совершалось в Москве, где в обряде принимал участие сам государь. Царские выходы с древнейших времен были важной стороной государственной жизни. Каждый большой праздник ознаменовывался ими. Сохранилась точная роспись правил: в каком наряде на какой праздник выходить венценосцу, какую иметь при этом свиту. Не оказался исключением и день первого Спаса.

Напротив Симонова монастыря на Москве-реке строился специальный помост и устраивалась ‘иордань’ — возводился над водой навес на четырех изукрашенных столбах, увенчанный золоченым крестом. На помосте ставились два ‘места’ — государево (в виде пятиглавого храма) и патриаршее. Их огораживали раззолоченной решеткой, помост застилали алым сукном. Царское место было покрыто резьбой, утверждалась ‘на пяти точеных столбцах, стоящих на пяти золотых яблоках, и задергивалось изнутри тафтяной, занавесью’.

Под колокольный звон в положенное время появлялись царь с боярами, идя перед крестным ходом. Начиналось торжественное освящение воды. Все, начиная с государя, получали из патриарших рук зажженные свечи. По прочтении молитв царь сходил под навес ‘иордани’ и оттуда — в воду. Был он в обычном ездовом платье, но перед погружением возлагал на себя драгоценные кресты. Их было по традиции три — унизанных жемчугом и украшенных драгоценными камнями. Вот, например, как выглядел один из крестов: ‘…Посредине образ Спаса резной стоящий, по бокам образы Пречистой Богородицы да Иоанна Богослова, позади Архангел Михаил. На кресте изумруд, по бокам двадцать восемь жемчужков, а в середине двенадцать жемчужков да восемь камушков в гнездах, да два яхонта и два рубина…’
Пока царь, выйдя из воды, переоблачался в сухое платье, царское место задергивалось алым сукном. Затем государь принимал патриаршее благословение и под благовест возвращался в свои палаты. В этот день народу строго — настрого запрещалось подавать самодержцу челобитные: в Спасов праздник должно блюсти покой государев.
Духовенство кропило святой ‘иорданскою’ водой войска и знамена. Простой люд устремлялся к ‘иордани’, где особо приставленные люди разливали желающим освященную воду в заранее припасенную посуду. Во дворец же, на царицыну половину, отправлялись две наполненные доверху серебряные чаши.
А у Симонова монастыря продолжались народные гуляния — чинные, без плясок и без песен, без винопития: начинающийся Успенский пост строг, позволяет угощаться только медом и квасом
.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Откомментируй!

Name *

E-mail *

Website

Message *

Для того, чтобы разместить комментарий, нажмите на изображении ниже...
Clickcha - The One-Click Captcha

0 Комментариев

Нет еще комментариев:=)

Рейтинг@Mail.ru Не помрем.ру! 2009-2015